Cтрунный квартет

Спб: +7 (911) 949-51-54
Мск: +7 (905) 748-35-35
Мск: +7 (916) 177-19-99
О квартете Услуги Репертуар Фото Аудио Видео Контакты

Новости квартета

Музыкальные новости

Струнный квартет

Григорий Добрыгин: «Хочется мудрости»

Григорий Добрыгин: «Хочется мудрости». В апреле в российский прокат вышел фильм Алексея Попогребского «Как я провел этим летом». Картина получила три приза на Берлинском кинофестивале этого года. Один из них — «Серебряный медведь» за мужскую роль — достался молодому актеру Григорию Добрыгину.
 

Добрыгин стал популярным после выхода фильма «Черная молния», где Григорий сыграл бедного студента, получившего в подарок от отца летающую чудо-«Волгу». Новый супергерой отечественного кино не сразу осознал, что подобные возможности налагают на него определенные обязательства. Впрочем, к концу фильма он уже действовал не хуже какого-нибудь иностранца-Бэтмена.

Однако первым фильмом для Добрыгина все-таки стала картина Алексея Попогребского «Как я провел этим летом», где Григорий играет излишне беспечного и внутренне слабого студента, оказавшегося на практике на Чукотке. Сниматься в «Лете» он начал задолго до «Молнии», и три месяца работы в суровых условиях Севера с режиссером Алексеем Попогребским не прошли даром.

— Григорий, о чем, по-вашему, фильм «Как я провел этим летом»?

— Это история о двух людях, которые живут на метеостанции. Хотя мне довольно трудно в нескольких словах рассказать, о чем фильм. Он получился настолько глубоким, что я своим восприятием, своим умом пока не могу понять всю его глубину. Но, что наверняка, картина «Этим летом» об очень важных вещах. И сам процесс их обсуждения соткан из недомолвок, в которых ты должен разобраться. Ну, подумаешь, герой что-то не договорил, важную телеграмму не показал, не рассказал товарищу о том, что происходит. А в результате трагедия, потому что недомолвки накапливаются и накапливаются, нарастая как снежный ком, и сметают все на своем пути. Хотя, повторюсь, в картине нет очевидного, в лоб, призыва: «Иди туда». Там есть: «Задумайся». Это фильм духовный и сложный. Наверно, не для всех.

— А вам было важно поговорить со зрителями об этом «задумайся»?

— Не было необходимости о чем-то говорить, потому что была четко поставленная задача от режиссера, четкая схема в сценарии, следуя которой, я мог раскрыть ситуацию.

— Учитывая, что это был ваш первый фильм, сложно было понять, чего хочет режиссер? Как надо играть?

 - Алексей Попогребский очень помогал мне. Специально не давал мне целиком прочесть сценарий, чтобы я не перескакивал со сцены на сцену. И снимали мы, что редкость для кино, все сцены подряд. А это весьма помогало: не надо было заставлять себя  заново входить в каждую ситуацию.  Я просто опирался на свои ощущения и полагался на коллег и режиссера.

— Тяжело было три месяца сниматься на Чукотке?

— Это было необыкновенное приключение и одновременно момент самопознания. Я вернулся оттуда  другим, более сильным. Сначала ты фантазируешь на всякие темы: как ты гуляешь по Москве с подругой, представляешь себя на премьере своего фильма, в общем, думаешь о всяких вещах, о которых тебе нравится думать, но через месяц тебе становятся скучны и противны собственные фантазии. Ты не понимаешь, что происходит с твоей головой. И потом обращаешься в вертикаль, то есть начинаешь читать Библию, больше слушать классическую музыку и природу, задумываться. Тогда-то постепенно тебя отпускает гонка и суета, возникает ощущение отшельничества. И, если честно, хотелось насколько можно глубже его ощущать. Это не монашеская затворническая жизнь в келье, а что-то открытое миру, будто у тебя происходит непосредственный контакт.

— Это важно было лично для вас?

— Да, потому что я теперь знаю, что у меня есть такой опыт. И если что, я знаю, к каким воспоминаниям обратиться и, более того, куда поехать, чтобы восстановить душевные силы и найти правильный путь.

— А в актерской профессии есть кто-то, направляющий вас? Может быть, кумир?

— Нет. Одна из заповедей гласит «не сотвори себе кумира». Но, если без фанатизма, мне нравятся многие актеры. Например, Джонни Депп. Правда, у меня есть свойство «переедать», и на сегодняшний день я явно пересмотрел фильмов с ним.

— Кстати, о героях и примерах для подражаниях. Ваш персонаж в фильме «Этим летом»  в критический момент оказывается не готов принять решение, что приводит к трагическим последствиям. И Дима Майков «Черной молнии» тоже не слишком «героический» герой: он начинает помогать людям не добровольно — так получилось. Современному кино больше не нужны безусловные герои?

— Ну, мне кажется, что у нас сейчас действительно назрела проблема их отсутствия. Хотя, с другой стороны, как актеру, мне было бы не очень интересно играть человека, который знает, чего он хочет.

— В свое время, говоря о «Черной молнии», вы обронили фразу, что считаете сюжет картины библейской историей.

— Да. И до сих пор так думаю. Просто «Черная молния» — библейская история, рассказанная современными способами кино. У простого парня, который живет своими прихотями и занимается только собой,  появляется супервозможность. И он использует ее исключительно в собственных интересах. И только после того, как с его отцом происходит несчастье, он понимает, что натворил.  Из этой черной дыры эгоизма его выводит покаяние. А главный злодей — это прообраз искусителя или, если хотите, любой из наших проблем, с которыми мы вынуждены постоянно бороться.

-Но призыв делать добро может иметь хороший воспитательный эффект. Или помочь преодолеть проблемы — как своеобразная проповедь правильного?

— Проповедь может заключаться и в том, что ты показываешь человека через его изменения. Через то, что он был сомневающимся, неуверенным, и смог преодолеть себя.  Ведь все герои веры, тот же царь Давид — кстати, мой любимый герой, — имели срывы, боролись с собой. Через это раскрывается правильное: через человеческую слабость мы видим, что есть, куда расти, куда двигаться. Только Христос — единственный идеальный образ. Он был искушаем всем, но не был искушен ничем.

— Вы успели много всего попробовать: и в балетной школе были, и моделью поработали, и в протестантской семинарии учились. Почему бросали?

— Причины были разные. Моделью просто деньги зарабатывал. Из семинарии ушел, потому что стал актером. Может быть, когда-нибудь вернусь обратно. Дело в том, что если ты занимаешься театром и кино, то на другое тебя уже не хватает. Невозможно усидеть на двух стульях. Или прыгать туда-сюда. Должно сделать выбор. Пока я актер, а там посмотрим, что получится. Может быть, снова пойду учиться в семинарию, кто знает? Пока же я чувствую себя камнем, который иногда говорит о Боге.

— О чем вы мечтаете сейчас?

— Хотелось бы мудрости. С мудростью все дается в жизни легче. Она нужна, чтобы общаться с окружающими, чтобы не обидеть людей. Тем более что я очень строптивый человек.

Но пока по-настоящему мудрых людей, я встречал только в книжках.

© 2009—2015 «Corelli»
Все права защищены

Создание сайта
— «Арт Диалог»

Мск: +7 (916) 177-19-99
Мск: +7 (905) 748-35-35
Спб: +7 (911) 949-51-54